Юридический центр Анатолия Антонова
г. Самара, пр-т Карла Маркса, дом 192, офис 619
Дело №33-11749/2019

Апелляционным определением Самарского областного суда решение Железнодорожного районного суда г. Самары об отказе в удовлетворении исковых требований Доверителя об изменении места жительства несовершеннолетних детей и освобождении от уплаты алиментов оста

Суть дела
a:2:{s:4:"TEXT";s:67677:"

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

1 октября 2019 года город Самара

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда

в составе:

председательствующего - Евдокименко А.Л., судей - Тукмакова П.Л. и Ивановой Е.Н., при секретаре - Ивановой О.И.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе - ФИО1 на решение Железнодорожного районного суда города Самары от 26 июня 2019 года, которым постановлено:

-'V «В удовлетворении исковых требований ФИО1 к ФИО2 об изменении места жительства несовершеннолетних детей и освобождении от уплаты алиментов - отказать.

Встречные исковые требования ФИО2 удовлетворить частично.

Обязать ФИО1 решать вопросы, касающиеся обучения, воспитания несовершеннолетних ФИО4 и ФИО3, в том числе, вопросы по выбору воспитательных, образовательных и лечебных учреждений и иные подобные вопросы совместно с ФИО2.

Изменить установленный решением Ленинского районного суда города Самары от 19 февраля 2018 года порядок общения ФИО1 с несовершеннолетними: сыном ФИО4 и дочерью ФИО3.

Установить следующий порядок общения ФИО1 с несовершеннолетними: сыном ФИО4, 8 апреля 2011 года рождения и дочерью ФИО3, 8 августа 2013 года рождения:

  • каждый вторник с 15 часов 00 минут до 18 часов 00 минут с возвращением детей по месту их жительства;

  • каждое воскресенье с 10 часов 00 минут до 20 часов 00 минут с возвращением детей по месту их жительства.

Разъяснить ФИО2 положения п. 3 cm. 66 Семейного кодекса РФ, согласно которому, при невыполнении решения суда к виновному родителю применяются меры, предусмотренные гражданским процессуальным законодательством. При злостном невыполнении решения суда суд по требованию родителя, проживающего отдельно от ребёнка, может вынести решение о передаче ему ребёнка, исходя из интересов ребёнка и с учетом мнения ребёнка»,

Заслушав доклад судьи Самарского областного суда - Евдокименко А.А., объяснения в поддержание доводов апелляционной жалобы истца (ответчика по встречному иску) - ФИО1 и его представителя - Антонова А.П., возражения на доводы апелляционной жалобы ответчика (истца по встречному иску) - ФИО2, заключение по существу спора представителя органа опеки и попечительства - ФИО7 полагавшей необходимым удовлетворить апелляционную жалобу, судебная коллегия

установила:

Истец - ФИО1 обратился в суд с иском об изменении места жительства несовершеннолетних детей и прекращении взыскания алиментов к ответчику - ФИО2 в обоснование своих требований указав, что 29 декабря 2015 года между сторонами расторгнут брак. 11 сентября 2017 года судебным приказом мирового судьи с истц пользу ответчика - ФИО2 взысканы алименты на содержание несовершеннолет детей сторон: ФИО4, 8 апреля 2011 года рождения, и ФИО3, 8 августа года рождения, в размере 1/3 части всех видов заработка. Обязательства по уплате алиментов исполнялись истцом надлежащим образом. Решением Ленинского районного суда города Самары от 19 февраля 2018 года установлен порядок общения истца с детьми: — с 9 часов минут каждого понедельника до 18 часов 00 минут каждой пятницы по месту жительства ФИО1, в летний период ФИО1 предоставлено право находиться с детьми на отдыхе; с матерью - с 18 часов 00 минут каждой пятницы до 9 часов 00 минут каждого понедельника по месту жительства ФИО2 Несмотря на то, что большую часть времени дети должны проводить с отцом, местом жительства несовершеннолетних детей осталось место жительства их матери. Истец полагает, что при уточнении ФИО2 порядка общения с детьми, то есть по сути определения нового порядка проживания детей и общения каждого из родителей с ними, но при этом при отсутствии отказа от уплаты алиментов на содержание детей, ФИО2 действовала не в интересах детей, а в собственных интересах, поскольку деньги на содержание несовершеннолетних выплачиваются в пользу родителя, с которым дети постоянно или преимущественно проживают. Дети в настоящее время зарегистрированы по месту пребывания с отцом.

На основании изложенного, с учетом последующих уточнений и дополнений, истец просил суд: 1) изменить место жительства несовершеннолетних детей сторон - ФИО4, 8 апреля 2011 года рождения, и ФИО3, 8 августа 2013 года рождения, определив их место жительства по месту жительства отца; 2) освободить истца от уплаты алиментов в пользу ФИО2 на содержание несовершеннолетних детей сторон - ФИО4, 8 апреля 2011 года рождения, и ФИО3, 8 августа 2013 года рождения, в размере 1/3 части всех видов заработка.

В ходе судебного разбирательства, в порядке предусмотренном ст. 138 ЕПК РФ, к производству суда первой инстанции принят встречный иск ответчика в обосновании которого указано, что с требованиями об изменении места жительства детей ответчик не согласна, поскольку до 2018 года дети постоянно проживали с ней и ее сыном от первого брака ФИО16, встречам отца с детьми она никогда не препятствовала. Ответчик обращалась с иском об определении порядка общения отца с детьми, поскольку в январе 2018 года получила травму - разрыв связок левого коленного сустава и проходила в стационаре лечение с 16 по 19 января 2018 года, с последующим оперативным вмешательством с 5 по 12 марта 2018 года, и длительное время могла передвигаться только на костылях, она согласилась с требованиями ФИО1 об определении порядка его общения с детьми с 9 часов 00 минут каждого понедельника до 18 часов 00 минут каждой пятницы по месту жительства ФИО1, который пользуясь тем, что дети преимущественно живут у него, препятствует встречам ответчика с детьми с понедельника до пятницы, так как запрещает приходить в его дом. Няня детей ФИО11 украдкой разрешала ответчику встречаться с детьми, так как и она, и дети очень скучали. Узнав об этом, ФИО1 поругался с няней и она уволилась. Истец препятствует ответчику участвовать в воспитании детей и самостоятельно определяет школу сыну, дочери детский сад, поликлинику, скрывая факт перевода детей в другие учреждения, в связи с чем ответчик не имеет возможности их посетить. По инициативе ФИО1 ФИО3 перестала посещать детский сад №46 с апреля 2018 года, за месяц до подачи искового заявления отец устроил ее в другой детский сад. ФИО1 не дает ответчику учебники ФИО4, чтобы они могли заниматься, а также не дает никаких вещей. Ответчик неоднократно обращалась в отдел опеки и попечительства по вопросу чинимых препятствий, но опека на ее заявления не реагировала. Первые две недели февраля 2019 года ФИО3 жила с ответчиком, так как отказывалась ехать к папе. С 8 марта 2019 ФИО3 живет с ответчиком постоянно. В марте- апреле 2019 года дети болели, ответчик обследовала их у врачей и лечила. У ФИО4 с 18 марта 2019 года диагностирован энурез, однако, в нарушение рекомендаций врачей, отец повез его в город Сочи на автомобиле (три дня в дороге), что привело к ухудшению его здоровья. У ФИО3: ОРВИ, долгий кашель, небольшая температура поднимается к вечеру, возможно психосоматика, сильно упал вес, так как в садике «Маленькие мастера» (декабрь-февраль), куда ее устроил отец, ФИО3 не ест весь день. Детский гинеколог поставил диагноз острый вульвит, так как была плохая гигиена. ФИО3 в садике ходила непричесанная с немытой головой. В феврале, не посоветовавшись с ответчиком, без учета слабости ребенка, плохого питания, снижения веса, отцом ФИО3 сделаны прививки. На протяжении 2018 года и начала 2019 года ни ФИО1, ни его жена не ухаживают за детьми должным образом, не следят за их гигиеной и здоровьем, что привело к резкому ухудшению здоровья детей. В данной связи считает, что необходимо не менять место жительства детей, а ограничить время общения ответчика с детьми, исключив пребывание детей в доме отца в ночное время. Ответчик - ФИО2, прошла реабилитацию, ее здоровье восстановилось, и она сможет уделять детям необходимое внимание и уход. В воспитании детей ей помогает мама ФИО9, няня ФИО10 и консьержка-няня-друг семьи ФИО11.

На основании изложенного, с учетом последующих уточнений и дополнений, ответчик просила суд: 1) обязать ФИО1 решать вопросы, касающиеся обучения, воспитания несовершеннолетних, в том числе, вопросы по выбору воспитательных, образовательных и лечебных учреждений и иные подобные вопросы совместно с ФИО2; 2) изменить порядок общения с детьми, установленный Ленинским районным судом города Самары от 19 февраля 2018 года, определив следующие порядок общения отца - ФИО1 с несовершеннолетними детьми ФИО4, 8 апреля 2011 года рождения, и ФИО3, 8 августа 2013 года рождения: - каждый вторник с 15 часов 00 минут до 18 часов 00 минут; - каждое воскресенье с 12 часов 00 минут до 16 часов 00 минут.

Судом постановлено вышеуказанное решение, которое истец - ФИО1 считает неправильным, просит его отменить и принять новое решение, которым удовлетворить его иск в полном объеме и отказать в удовлетворении встречного иска. 

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы - ФИО1 судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

В силу требований п.п. 1 и 2 ст. 24 Семейного кодекса РФ при расторжении брака в судебном порядке супруги могут представить на рассмотрение суда соглашение о том, с кем из них будут проживать несовершеннолетние дети, о порядке выплаты средств на содержание детей и (или) нетрудоспособного нуждающегося супруга, о размерах этих средств либо о разделе общего имущества супругов. В случае, если отсутствует соглашение между супругами по вопросам, указанным в пункте 1 настоящей статьи, а также в случае, если установлено, что данное соглашение нарушает интересы детей или одного из супругов, суд обязан: определить, с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода; определить, с кого из родителей и в каких размерах взыскиваются алименты на их детей; по требованию супругов (одного из них) произвести раздел имущества, находящегося в их совместной собственности; по требованию супруга, имеющего право на получение содержания от другого супруга, определить размер этого содержания.

Пунктом 1 ст. 55 Семейного кодекса РФ определено, что ребенок имеет право на общение с обоими родителями, дедушкой, бабушкой, братьями, сестрами и другими родственниками. Расторжение брака родителей, признание его недействительным или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка. В случае раздельного проживания родителей ребенок имеет право на общение с каждым из них. Согласно п. 1 ст. 63 Семейного кодекса РФ родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Родители имеют преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами.

Согласно п. 1 ст. 63 Семейного кодекса РФ родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Родители имеют преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами. 

В соответствии с п. 3 ст. 65 Семейного кодекса РФ место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей. При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов Детей и с учетом мнения детей. При этом суд учитывает привязанность ребенка к каждому из Родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенк возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и другое).

Родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет права на общение с ребенком, участие в его воспитании и решении вопросов получения ребенком образования. Родитель, с которым проживает ребенок, не должен препятствовать общению ребенка с другим родителем, если такое общение не причиняет вред физическому и психическому здоровью ребенка, его нравственному развитию (п. 1 ст. 66 Семейного кодекса РФ).

Согласно разъяснениям, данным в п.5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 года №10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» решая вопрос о месте жительства несовершеннолетнего при раздельном проживании его родителей (независимо от того, состоят ли они в браке), необходимо иметь в виду, что место жительства ребенка определяется исходя из его интересов, а также с обязательным учетом мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, при условии, что это не противоречит его интересам (п. 3 ст. 65, ст. 57 Семейного кодекса РФ). Решая вопрос о месте жительства несовершеннолетнего при раздельном проживании его родителей, суд принимает во внимание возраст ребенка, его привязанность к каждому из родителей, сестрам и другим членам семьи, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком. Возможность создания ребенку условия для воспитания и развития (с учетом рода деятельности и режима работы родителей, их материального и семейного положения, имея в виду, что само по себе преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя, а также другие обстоятельства, характеризующие обстановку которая сложилась в месте проживания каждого из родителей.

Также Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 27 мая 1998 года №10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» разъяснил, что исходя из права родителя, проживающего отдельно от ребенка, на общение с ним, а также из необходимости защиты прав и интересов несовершеннолетнего при общении с этим родителем, суду с учетом обстоятельств каждого конкретного дела следует определить порядок такого общения (время, место, продолжительность общения и т.п.), изложив его в резолютивной части решения.

В силу ст. 57 Семейного кодекса РФ ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом (статьи 59, 72, 132, 134, 136, 143, 145), органы опеки и попечительства или суд могут принять решение только с согласия ребенка, достигшего возраста десяти лет. 

Конвенция о правах ребенка, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года, закрепляет приоритет интересов и благосостояния детей во всех сферах жизни государства, так согласно статье 1 Конвенции специальная охрана и забота, включающая правовую защиту, обеспечиваемые государством и родителями (лицами, их заменяющими), обусловлены тем, что ребенок пребывает в состоянии физической и умственной незрелости, а в силу требований пункта 1 статьи 3 Конвенции о правах ребенка во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка. 

Таким образом, из содержания вышеприведенных норм законодательства в их системной взаимосвязи следует, что при отсутствии соглашения между родителями о месте жительства ребенка, место жительства ребенка определяется судом исходя из интересов ребенка, с учетом привязанности ребенка к родителям, его возраста и других обстоятельств, отражающих интересы ребенка. 

Вместе с тем, по смыслу закона при разрешении споров об определении порядка общения отдельно проживающего родителя с ребенком судом должны учитываться все заслуживающие внимание интересы сторон, согласующиеся с интересами ребенка в отношении общения с которым разрешается спор. 

Из материалов дела видно, что стороны - ФИО1 и ФИО2 являются родителями несовершеннолетних детей - ФИО4, 8 апреля 2011 года рождения, и ФИО3, 8 августа 2013 года рождения. Брак между странами расторгнут, место жительства детей определено судом по месту жительства матери, а кроме того, в пользу ФИО2 с истца взысканы алименты в размере 1/3 части всех видов заработка ежемесячно на содержание несовершеннолетних детей ФИО4 и ФИО3. 

Решением Ленинского районного суда города Самары от 19 февраля 2018 года определен порядок общения несовершеннолетних детей сторон - ФИО4 и ФИО3 с отцом: еженедельно с 9 часов 00 минут понедельника до 18 часов 00 минут пятницы, по месту жительства отца; еженедельно с 18 часов 00 минут пятницы до 9 часов 00 минут понедельника по месту жительства матери, а кроме того, за истцом - ФИО1 сохранено право в летний период находиться с несовершеннолетними на отдыхе непрерывно не менее двух недель.

Судом первой инстанции также установлено, что в настоящее время соглашение о месте проживания несовершеннолетних между его родителями отсутствует, имеется спор и о порядке общения с детьми отдельно проживающего родителя.

Из акта обследования условий жизни несовершеннолетних детей ФИО4 и ФИО3 по месту жительства истца следует, что жилье представляет собой четырехэтажный благоустроенный дом со всеми удобствами, общей площадью 379,9 кв.м. В указанном доме зарегистрированы по месту жительства и проживают: ФИО1, ФИО5, ФИО6, ФИО4, ФИО3 У ФИО3 на 2 этаже отдельная комната площадью 14,0 кв.м. У ФИО4 комната на 3 этаже комната площадью 18 кв.м. Четвертый этаж оборудован под игровую комнату. У ФИО4 и ФИО3 много развивающих игрушек, яркой красочной литературы, канцелярских принадлежностей. На момент обследования дети находились в доме, бегали по комнате, весело улыбались, отвечали на вопросы о себе, одеты в чистую домашнюю одежду, выглядели опрятно. Со слов ФИО1 помощь в уходе за детьми ему оказывает супруга ФИО5 и его мать ФИО19 В доме для детей обеспечена полная безопасность. Со слов соседей коттеджного поселка семья характеризуется положительно, с детьми общаются доброжелательно. Жилое помещение находится в удовлетворительном состоянии, пригодно для проживания малолетних детей (л.д. 139-140, том №1).

Актом обследования условий жизни ответчика установлено, что в квартире проживают ФИО2, ФИО17, ФИО4, ФИО3. В указанной квартире никто по месту жительства не зарегистрирован. Жилое помещение расположено на 4 этаже 17-этажного жилого дома. Санитарное содержание прилегающей к дому территории хорошее. Двор ухоженный. Район с развитой инфраструктурой. В подъезде чисто. Квартира в хорошем состоянии, общая площадь составляет 50 кв.м. Состоит из одной жилой комнаты, кухни, совмещенной с гостиной, прихожей, совмещенного санузла. Санитарно-гигиеническое состояние квартиры удовлетворительное. В деревянном комоде хранятся детские вещи несовершеннолетних в надлежащем количестве, соответствующие возрасту детей. На столе хранятся письменные принадлежности. Со слов ФИО2 на двухъярусной кровати спят сыновья  и ФИО16. Спальное место для дочери ФИО3 не организовано. Девочка спит на одной кровати с матерью. В квартире имеются необходимые условия для проживания ФИО4 и ФИО3.

Из заключения по итогам диагностического обследования ФИО1 и несовершеннолетних ФИО4 и ФИО3 следует, что исследование эмоциональной привязанности детей к родителям указывает на наличие такой привязанности к отцу. Провести исследование эмоциональной привязанности детей к матери не представилось возможным. Исследование эмоциональной привязанности брата и сестры друг к другу указывает на наличие эмоционально теплых отношений между несовершеннолетними, с элементами симбиоза между ними (л.д. 129-132, том №1).

Согласно психологическому заключению по результатам диагностического обследования несовершеннолетнего ФИО4, выполненного психологом ФИО8, ФИО4 имеет заниженную самооценку, вызванную, по всей видимости, авторитар стилем воспитания отца ребенка. В состав семьи ФИО4 включает мать, сестру и двух брат Эмоционально значимыми для него являются мать и сестра. Контакт с отцом наруш Испытывает по отношению к матери положительные эмоции. У ФИО4 диагностируютс признаки перевозбуждения, сильного стресса и легкая депрессия. Родителям рекомендовано пройти курс психокоррекционных занятий для урегулирования собственных взаимоотношений в интересах детей. Отцу ребенка пройти курс занятий с детским психологом с целью коррекции авторитарного стиля воспитания. Обратиться с ребенком за консультацией к невропатологу с целью нормализации деятельности его нервной системы. Исключить в ближайшее время общение ФИО4 с отцом до нормализации психоэмоционального состояния ребенка и все дальнейшее общение проводить только в присутствии матери и детского психолога. Пройти дополнительное психологическое обследование ребенка на наличие у него склонности к суициду (л.д. 203-204, том №1).

В заключении по результатам психодиагностического обследования, выполненного ГБУ Самарской области «НАЗВАНИЕ1», в отношении ФИО1 указано, что его можно охарактеризовать как тревожного, чувствительного, активного человека с лидерскими тенденциями. На фоне некоторой педантичности и повышенной требовательностью у испытуемого могут проявляться такие качества как впечатлительность, мнительность, стремление к сотрудничеству и сопричастности групповым интересам. В межличностных отношения общителен, эмоционален, склонен к накоплению негативных эмоций, испытывает трудности при завершении близких отношений.

В отношении ФИО2 указано, что она характеризуется высокой эмоциональной вовлеченностью, неустойчивостью и изменчивостью эмоций, чертами демонстративности и инфантильности (могут проявляться черты эмоциональной незрелости с тенденцией избегания ответственности). Стиль межличностного поведения гибкий с тенденцией к перевоплощению в разные социальные роли.

Родительские отношения ФИО1 и ФИО2 можно описать как высококонфликтные, формирующие недоверие бывших супругов к родительским компетенциям друг друга, затрудняющие распознавание эмоциональных потребностей детей, способствующие попыткам обеих сторон сформировать коалицию с детьми против друг друга.

Приоритетными мотивами на момент обследования со стороны ФИО1 являются: поиск признания, ожидание отношения к себе как к исключительной личности, потребностью влиять на других людей. Данная мотивация не противоречит возможности осуществлять родительскую функцию, однако при возникновении конфликта интересов может привести к недооценке переживаний детей, завышенным ожиданиям и требованиям, нетерпимости к неудачам.

Приоритетными мотивами на момент обследования со стороны ФИО2 является: стремление к независимости и свободе, что вступает в противоречие с мотивом установления близких отношений и избегания одиночества. Имеет стремление обладать более широкой степенью влияния. Данная мотивация не противоречит возможности осуществлять родительскую функцию, однако при возникновении конфликта интересов (ограничении свободы при необходимости уделения большего времени ребенку) может иметь тенденцию к делегированию ответственности третьим лицам. Также присутствует вероятность смещения ролевой позиции детей в партнерские отношения.

Согласно показаниям эксперта ФИО18 тенденция к делегированию ответственности третьим лицам, говорит о том, что ФИО2 пользуется системой поддержки, не все берет на себя, а прибегает к помощи третьих лиц, что является негативным фактором, поскольку из пояснения сторон, в том числе ФИО1, и показаний свидетелей судом установлено, что ФИО2 прибегает к помощи бабушки, няни и своей подруги, которые знакомы, в том числе ФИО1, неоднократно бывали у него в доме в период брака, при этом и сам ФИО1 оставляет детей с данными лицами, что свидетельствует суду о том, что пребывания детей с ними не представляет какой-либо угрозы для жизни и здоровью детей, а следовательно, является для них безопасным. 

Более того, как обоснованно отметил представитель ФИО2, ФИО1 и сам прибегает к помощи няни, что является обычным явлением в условиях современной жизни и позволяет родителям выполнять их социальные функции. 

Кроме того, оставление детей под присмотром обеспечивает их безопасность на период отсутствия родителей, что свидетельствует о надлежащем исполнении родительских обязанностей.

Дочь ФИО3 является значимым лицом для отца. Исследование стиля воспитания не выявило нарушений. Взаимодействие с дочерью протекает на положительном эмоциональном фоне, с тенденцией к сдерживанию эмоций со стороны несовершеннолетней. Совместная игровая деятельность производит впечатление непривычной, несформированной. Для ФИО3 отец является эмоционально значимой фигурой, которого в данный момент ФИО3 воспринимает как члена семьи, с которым у нее возможен открытый или скрытый конфликт.

Согласно показаниям эксперта ФИО18 отец для ФИО3 отрицательный персонаж, воспринимается ею как агрессивный, т.к. он не давал ей общаться с мамой, что на обследовании подтвердил и ФИО1 Во время обследования ФИО1, на телефон центра звонила ФИО2 с просьбой оказать воздействие на ФИО1, чтобы он разрешил ей общаться с детьми. Данные обстоятельства подтверждают суду факт чинения ФИО1 препятствий ФИО2 в общении с детьми, что свидетельствует об осуществлении им родительских прав в явном противоречии с интересами несовершеннолетних, которые, согласно пояснениям самого ФИО1, любят маму и скучают по ней, ждут с ней встреч.

Для ФИО1 сын ФИО4 является эмоционально значимым, возможно сверхценным, но не близким членом семьи. Дочь ФИО3 является значимым, но эмоционально не близким членом семьи.

Согласно показаниям эксперта ФИО18 дети эмоционально не значимы для отца, что выражается в непонимании их переживаний, им не учитываются их эмоций. Их значимость для ФИО1 состоит в страхе их потерять, т.к. они занимают для него важное место. Сверхценность детей для ФИО1 состоит в том, что он чего-то ждет от детей, возлагает на них надежды. Желание ФИО1 воспитывать детей строится на том, что дети смогут дать лично ему. Это проявляется в его отношении к неудачам в учебе. Его, ФИО1, переживания стоят выше неудач ребенка. Он ожидает более высоких результатов, с ним нельзя расслабиться.

Для ФИО2 ФИО3 выступает наиболее эмоционально значимой и близкой фигурой. В восприятии ФИО2 сын ФИО4 имеет смещение ролевой позиции в партнерские отношения, является значимой, но более дистантной фигурой, чем дочь ФИО3.

ФИО3 воспринимает обоих родителей как близких и значимых членов семьи. Отношение к матери носит характер эмоционально-теплого, радостного. Отношение к отцу носит амбивалентный характер, возможен скрытый актуальный конфликт с ним, который является следствием конфликта лояльности и не проявляется открыто вследствие комфортного поведения ребенка. Наиболее предпочитаемой фигурой является мать.

В ситуации конфликта лояльности ФИО4 воспринимает обоих родителей как близких и значимых членов семьи. В совместной работе с отцом можно отметить стремление к подражанию ФИО4 своему отцу. Отношение с матерью носит более партнерский характер. Испытывает потребность к идентификации с отцом.

ФИО3 переживает конфликт лояльности к родителям с умеренной интенсивностью, выбирая стратегию избегания открытого конфликта, однако испытывая внутреннее напряжение. Признаков депрессии у несовершеннолетней не выявлено.

ФИО4 переживает конфликт лояльности высокой интенсивностью. Наличие нереалистических ожиданий о воссоединении семьи рассогласовано с действительными отношениями родителей, что создает ощущение неопределенности, невозможности прогнозировать будущее и влиять на него, тем самым ситуация становится небезопасной, что создает внутреннее напряжение, которое может выражаться в повышенной тревожности и депрессивных реакциях.

ФИО3 в присутствии отца ведет себя естественно, однако проя некоторую эмоциональную сдержанность, речевая активность несовершеннолетней н чем при общении с матерью. В присутствии матери ФИО3 ведет себя оживле раскованно, свободно выражает свои эмоции. ФИО4 в присутствии матери ведет се свободно, расковано, но в пределах поведенческой нормы, отмечается выраженна эмоциональная включенность в деятельность. В присутствии отца становится более сдержанным в проявлении эмоций, рассудительным, нацеливается на результат выполнения задания. Во взаимодействии с обоими родителями выражает свою инициативу, но не оспаривает позицию родителей.

Со стороны ФИО3 выраженной привязанности к ФИО16 не выявлено. Отношение носит формальных характер, без признаков страха и тревоги.

ФИО5 занимает по отношению к ФИО3 и ФИО4 принимающую позицию, однако эмоциональная близость между ними отсутствует.

ФИО5 для ФИО3 является лицом, чье мнение для нее значимо, однако эмоциональная близость с которым отсутствует. ФИО6 ФИО3 воспринимает как партнера по играм, не включая в семейную систему.

ФИО4 включает в свою семейную систему ФИО5 и ее дочь ФИО6 выделяя их в другую, более высокую иерархическую подсистему. Эмоциональная близость с ними отсутствует.

В связи с наличием у ФИО4 конфликта лояльности, глубоких переживаний и наличия чувства вины (при выборе одного из родителей) ФИО4 затрудняется принять решение относительно проживания с кем-либо из родителей.

ФИО3 высказывает желание проживать с матерью, мотивированной значимыми для ребенка видами деятельности (совместные прогулки, игры, общение с собакой). Также она выражает желание общаться с отцом, формат общения выявить не удалось.

В ходе обследования у ФИО4 не выявлено прямых, осознанных суицидальных намерений и планов. При этом у несовершеннолетнего присутствуют признаки психологической травматизации на фоне высококонфликтного развода родителей, а также аутоагрессивное поведение. Данные факторы могут способствовать формированию истинной суицидальной активности в более старшем возрасте (л.д. 48-65, том №3).

Согласно показаниям эксперта ФИО18 сохранение конфликтной ситуации между родителями приведет ФИО4 к суициду в более старшем возрасте, при изменении ситуации - суицида не будет.

Доказательств, исключительных обстоятельств для разлучения ФИО3 и ФИО4 с матерью, перемены их места жительства истцом суду не представлено.

Таким образом, судом установлено, что ФИО2 любит своих детей, и как и ФИО1, осуществляет за ними надлежащий уход. Оба родителя обеспечивают оказание им образовательных и медицинских услуг, приобретают для детей вещи, продукты питания, ими созданы необходимые условия для проживания и развития детей, каждый из них имеет желание и возможность для воспитания и материального содержания детей, что подтверждается многочисленными медицинскими документами и сведениями из образовательных учреждений, представленными обеими сторонами, а также показаниями свидетелей ФИО12, ФИО13, ФИО15, ФИО14.

Из материалов дела также следует, что несовершеннолетние дети сторон зарегистрированы по адресу: город АДРЕС1, также имеют регистрацию по месту пребывания по адресу: город АДРЕС2.

С учетом указанного судебная коллегия находит, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу о необходимости отказа в удовлетворении первоначального иска в полном объеме и частичного удовлетворения встречного иска - изменении установленного ранее порядка общения истца с несовершеннолетними детьми сторон, а именно установлении следующего порядка общения истца с детьми: - каждый вторник с 15 часов минут до 18 часов 00 минут, с возвращением детей по месту их жительства; - каждое воскресенье с 10 часов 00 минут до 20 часов 00 минут, с возвращением детей по месту их жительства, поскольку исходя из установленных судебными инстанциями обстоятельств дела, судебная коллегия находит правильными выводы суда первой инстанции необходимости в интересах детей сторон на настоящий момент определения их места жительства по месту жительства матери, а также, поскольку требования истца об изменении места жительства детей не подлежат удовлетворению также не могут быть удовлетворены требования производные от указанных об освобождении истца от уплаты алиментов.

Не может судебная коллегия признать убедительными доводы апелляционной жалобы о неправильности решения суда первой инстанции в части не определения порядка проведения истцом отпуска вместе с детьми, поскольку спора по указанному общению истца с детьми спора в данном судебном процессе не возникло, ответчик против такого общения отца с детьми не возражала, между тем, в случае возникновения данного спора истец не лишен возможности обратиться в суд с соответствующим иском.

Доводы апелляционной жалобы о невозможности исполнения принятого судом первой инстанции решения судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку по существу они не свидетельствуют о неправильности принятого судом первой инстанции решения, между тем, указанные обстоятельства могут являться правовыми основаниями либо к разъяснению принятого судом первой инстанции решения, либо к изменению порядка и (или) способа исполнения названного судебного акта.

Результат

определила:

Решение Железнодорожного районного суда города Самары от 26 июня 2019 года - оставить без изменения, а апелляционную /жалобу - ФИО1 - без удовлетворения.