Юридический центр Анатолия Антонова
г. Самара, пр-т Карла Маркса, дом 192, офис 619
  • Галерея

Отступление от равенства долей при разделе имущества супругов

Сталкиваясь в своей судебной практике с делами по разделу имущества супругов, периодически встречаю попытки оппонентов заявить требования об отступлении от равенства долей. Как правило, мотивом таких заявлений служат такие аргументы: дети остаются проживать с одним из родителей, следовательно, ему должна быть определена большая доля. При этом забывается, что дети не участвуют в имуществе родителей, так же как и родители не участвуют в имуществе детей. Семейный кодекс на этот вопрос содержит такой ответ — согласно п. 2 ст. 39 СК РФ суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи.

По этому поводу высказался и Верховный суд:

При разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, суд вправе отступить от начала равенства долей супругов, учитывая интересы несовершеннолетних детей. Мотивы отступления от начала равенства долей супругов в их общем имуществе суд обязан привести в решении (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 декабря 2010 г. N 4-В10-36) (Извлечение)

М. обратился в суд с иском к Т. о разделе совместно нажитого имущества, а именно о разделе восьми земельных участков в составе дачного некоммерческого товарищества, на которых расположены различные жилые и нежилые строения. Просил выделить ему в собственностьземельные участки N 61, 62, 38, 39, 8 и расположенные на них строения.

Т. обратилась в суд со встречным иском к М. о разделе совместно нажитого имущества. В обоснование иска указала на то, что от брака имеет двоих несовершеннолетних детей, проживающих с ней, с учетом которых просила выделить ей земельные участки N 38, 39, 27, 26/1, 8 и расположенные на них строения. Земельный участок N 40 просила выделить М., поскольку на нем находится дорогостоящий недостроенный спортивный комплекс, содержать который она не имеет финансовой возможности.

Решением Видновского городского суда Московской области от 17 декабря 2009 г. в собственность М. выделены земельные участки N 61, 62, 38 и 39 с находящимся на нем жилым строением, стоимость фундамента и бруса жилого строения, расположенного на земельном участке N 62. В собственность Т. выделены земельные участки N 8, 26/1 с находящимся на нем строением, земельный участок N 27 с находящимся на нем жилым домом, земельный участок N 40 с находящимися на нем нежилыми строениями. С Т. в пользу М. взыскана денежная компенсация разницы в стоимости передаваемого имущества.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 30 марта 2010 г. решение суда оставлено без изменения. В надзорной жалобе Т. ставила вопрос об отмене вынесенных судебных постановлений как незаконных, направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 14 декабря 2010 г. жалобу удовлетворила, указав следующее.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. В настоящем деле нарушения такого характера были допущены судами первой и кассационной инстанций, которые выразились в следующем. Как видно из материалов дела, М. и Т. состояли в браке около тринадцати лет. Стороны имеют общих несовершеннолетних детей, 1996 и 2002 года рождения. Разрешая спор о разделе общего имущества супругов, суд с учетом стоимости совместно нажитого имущества, равных долей супругов в этом имуществе выделил одинаковое количество земельных участков каждой из сторон. При этом суд учел расположение земельных участков и функциональное назначение расположенных на них строений.

В соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Однако суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом. Несмотря на то что, уточнив свои исковые требования, Т. просила земельный участок N 40 с находящимися на нем нежилыми строениями (хозблоком и недостроенным спортивным комплексом) выделить М., который, в свою очередь, в дополнительном исковом заявлении также ставил вопрос о закреплении земельного участка N 40 за ним, суд выделил его Т. В результате закрепления за Т. указанного земельного участка с находящимися на нем строениями она должна выплатить М. денежную компенсацию разницы стоимости передаваемого имущества.

В настоящем деле судом неправильно применены нормы материального права. Согласно п. 2 ст. 39 СК РФ суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи. С учетом данной нормы СК РФ Т. просила увеличить размер ее доли в совместно нажитом с М. имуществе исходя из интересов двоих несовершеннолетних детей, которые остались проживать с ней после расторжения брака. Отказывая в удовлетворении данного требования, суд сослался на то, что дети имеют место жительства в г. Москве и спорное имущество их интересов не затрагивает. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ с приведенным выводом суда не согласилась, поскольку он основан на неправильном толковании ст. 39 СК РФ. Сам по себе учет судом интересов детей при определении долей супругов в общем имуществе не влияет на отношение детей к указанному имуществу, поскольку п. 4 ст. 60 СК РФ закреплен принцип раздельности имущества родителей и детей. Т. ставила вопрос не о выделении детям из совместно нажитого во время брака с М. имущества самостоятельной доли, а об увеличении ее доли в общем имуществе супругов при его разделе на основании ст. 39 СК РФ. Как указывает в надзорной жалобе Т., свое требование она мотивировала тем, что двое несовершеннолетних детей остались проживать с ней и ей необходимо с учетом интересов детей поддерживать прежний материальный уровень их жизни и после раздела имущества и расторжения брака между родителями на прежнем уровне. В связи с этим не важно, совпадает место проживания детей с местом нахождения общего имущества супругов, подлежащего разделу, или нет. Тем более что дети, будучи зарегистрированными в квартире в г. Москве, как и их родители (истец и ответчик), постоянно проживают по месту нахождения спорного имущества в Московской области. Между тем при вынесении решения об отказе в увеличении доли Т. в совместно нажитом супругами имуществе и о взыскании с нее в пользу М. определенной денежной суммы суд не определил с учетом положений ст. 39 СК РФ обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора. А именно то, что на иждивении Т. находятся двое несовершеннолетних детей, по состоянию здоровья работать она не может, получает ежемесячное пособие на детей и алименты, в связи с чем не имеет материальной возможности выплатить крупную денежную сумму М. Выплата указанной денежной суммы существенно ущемит как ее интересы, так и интересы несовершеннолетних детей.

В решении суда в нарушение ст. 198 ГПК РФ не приведены основания и мотивы, по которым суд отверг предложенный С. вариант раздела имущества, учитывающий интересы как сторон, так и их общих несовершеннолетних детей, и ни на одну из сторон не ложится бремя выплаты денежной компенсации. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Видновского городского суда Московской области от 17 декабря 2009 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 30 марта 2010 г. отменила и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.