Юридический центр Анатолия Антонова
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская,
д. 11а, ст.1, офис 29
  • Галерея

Верховный суд объяснил нюансы изменения фамилии, имени и отчества детей

Верховный суд РФ призвал защищать интересы детей от родительского произвола, в том числе от безосновательного желания изменять ребенку имя, отчество или фамилию: дети не должны становиться заложниками конфликтных отношений родителей, и судам следует максимально внимательно изучать доводы о необходимости изменения личных данных, разрешая подобную меру только ради блага самих детей, а не только желания их родственников.

Суть дела

До высшей инстанции дошёл спор бывших супругов из Краснодара по поводу имён, отчества и фамилий их общих детей. Мать настаивала на изменении персональных данных, мотивируя свою просьбу тем, что с бывшим мужем она находится в сложных, конфликтных отношениях, он устраивает скандалы в присутствии детей, допускает рукоприкладство.

Заявительница утверждала, что жизнью, содержанием и воспитанием детей отец не интересуется и не участвует. При этом, согласно материалам дела, с бывшего супруга взыскали в пользу детей алименты, а также по решению суда он обязан покупать детям лекарства, оплатить договор с логопедом и дефектологом для занятий с дочерью, оплатить посещение детьми бассейна, компенсировать истице расходы на приобретение сезонной ортопедической обуви для дочери и раз в год оплачивать путевку для детей в санаторий, рекомендованный лечащим врачом.

Тем не менее истица указала, что дети не желают общаться с отцом, а в обществе представляются фамилией матери. В связи с чем заявительница просила разрешить детям носить ее отчество и фамилию, а поскольку сына в кругу семьи называли другим именем, то изменить и его. Кроме того, она настаивала на смене отчества дочери.

Ленинский районный суд Краснодара требования удовлетворил частично, изменив фамилии детей и имя сыну. Краснодарский краевой суд оставил это решение без изменения.

Позиция ВС

Семейный кодекс защищает детей от злоупотреблений со стороны родителей (пункт 2 статьи 56 СК РФ), напоминает ВС РФ. Он указывает, что российское законодательство предусматривает возможность изменить имя или фамилию несовершеннолетнего ребёнка, но в соответствии с пунктом 1 статьи 59 СК РФ, это делается по совместной просьбе родителей.

Если родители проживают раздельно, то орган опеки и попечительства разрешает вопрос о смене персональных данных в зависимости от интересов ребенка и с учетом мнения другого родителя, уточняет ВС.

Учет мнения родителя не обязателен при невозможности установления его местонахождения, лишении его родительских прав, признании недееспособным, а также в случаях уклонения родителя без уважительных причин от воспитания и содержания ребенка (пункт 2 статьи 58 СК РФ).

ВС поясняет, что по смыслу данных норм права, изменение фамилии ребенку на основании заявления одного из родителей без учета мнения другого, возможно лишь в предусмотренных законом случаях:

— при невозможности установления места нахождения родителя, что подтверждается справкой из органов внутренних дел о розыске гражданина,
— при лишении его родительских прав — на основании решения суда,
— при признании его недееспособным — на основании  решения  суда,
— в случаях уклонения  родителя без уважительных причин  от  воспитания  и содержания ребенка, что может быть подтверждено заявлениями о розыске алиментоплательщика, документами органов внутренних дел о возбуждении уголовного дела о злостном уклонении от уплаты алиментов, приговором суда по такому делу и другими доказательствами.

«Таким образом, учет мнения второго родителя обязателен, а для преодоления его возражения об изменении фамилии и имени несовершеннолетнего ребенка, необходимо привести такие аргументы, которые будут свидетельствовать о необходимости совершения указанных действий в интересах детей, которым в силу пункта 1 статьи 3 Конвенции о правах ребенка уделяется первоочередное внимание», — отмечает ВС.

Не верить на слово

ВС считает, что краснодарские суды однобоко отнеслись к делу, безусловно поверив утверждениям матери и поддержав ее позицию.

Между тем, как видно из материалов дела, отец, вопреки словам истицы, несет бремя содержания своих детей, ежемесячно производит оплату алиментов, а также компенсирует дополнительные расходы на лечение, отдых и обучение детей. Место жительство ответчика известно, родительских прав он не лишен, недееспособным не признан.

Кроме того, после фактического прекращения семейных отношений отец продолжал интересоваться детьми, их здоровьем, оказывал материальную помощь, что следует из решения мирового судьи, в котором имеется ссылка на преюдициальное решение районного суда, подтверждающее этот факт.

Более того, суды не учли, что саму мать привлекали к административной ответственности за неисполнение решения суда по порядку общения несовершеннолетних детей с отцом.

Кроме того, в Управление по вопросам семьи и детства администрации поступал сигнал от главврача о том, что истица агрессивно вела себя в больнице как в отношении бывшего супруга, так и отношении врачей, своим поведением напугала детей и довела их до слез. По мнению врачей и психологов учреждения, где дети проходят реабилитацию, подобные условия проживания детей отрицательно сказываются на результатах их лечения и вызывают опасения в соблюдении матерью интересов детей, а не своих личных.

Между тем суды все эти факты не учли, а поверили лишь словам заявительницы, что перемена фамилии и отчества детей поможет им справиться с психологическим кризисом. Хотя ответчик указывал, что намерение изменить персональные данные детей вызвано личностным отношением заявительницы к бывшему супругу, ее желание связано с конфликтными отношениями между ними.

Что касается положенной в основу решения экспертизы, то в ней не содержится ответ на вопрос о целесообразности изменять фамилию детей. При этом в заключении указано, что сын и дочь участников спора в силу возрастных особенностей не могут выработать какое-либо отношение к смене фамилии, отчества, имени, поэтому полностью перенимают позицию матери, полагаясь на ее мнение. Дети не способны осознанно сделать выбор в пользу смены фамилии, имени, отчества и тем более прогнозировать последствия этого выбора, указали эксперты.

При таких обстоятельствах, вывод суда о том, что удовлетворение исковых требований матери направлено на обеспечение интересов несовершеннолетних детей, является преждевременным и сделан без учета всех юридически значимых обстоятельств по делу, считает ВС.

Он находит, что допущенные судом первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, в связи с чем отменил их решения и направил вопрос о смене фамилии детей на новое рассмотрение.

Алиса Фокс

Источник: РАПСИ