Юридический центр Анатолия Антонова
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская,
д. 11а, ст.1, офис 29
г. Самара, пр-т Карла Маркса, дом 192, офис 619
  • Галерея

Основания и порядок возмещения одним супругом доли в кредите, выплаченном другим супругом после расторжения брака

Согласно п. 2 ст. 45 СК РФ при разделе общего имущества супругов учитываются общие долги и право требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи, не свидетельствуют о наличии правовых оснований для взыскания с супруга еще невыплаченной супругом-заемщиком задолженности по кредитному договору.
Возникшие в период брака обязательства по кредитным договорам, обязанности исполнения которых после прекращения брака лежат на одном из бывших супругов, могут быть компенсированы этому супругу путем передачи ему в собственность соответствующей части имущества сверх полагающейся ему по закону доли в совместно нажитом имуществе. При отсутствии такого имущества супруг-заемщик вправе требовать от второго супруга компенсации соответствующей доли фактически произведенных им выплат по кредитному договору. Иное противоречило бы положениям п. 3 ст. 39 СК РФ и повлекло наступление для другого супруга заведомо неблагоприятных последствий в части срока исполнения денежного обязательства .
Таким образом, супруг-заемщик вправе требовать от второго супруга компенсации доли фактически произведенных им выплат по кредитному договору только при отсутствии у последнего имущества, которое может быть передано в собственность супруга-заемщика сверх полагающейся ему по закону доли в совместно нажитом имуществе при разделе указанного имущества. Кроме того, для предъявления такого требования необходимо, чтобы супруг-заемщик погасил долг. Причем действующее законодательство не требует, чтобы погашение кредита было осуществлено в полном объеме. Иск о компенсации половины произведенных выплат по кредиту может быть предъявлен и при частичном погашении долга, что удобно для супругов, являющихся заемщиками по долгосрочным кредитам (например, ипотечным). Наглядной иллюстрацией этого тезиса является Определение Верховного Суда Российской Федерации от 20 ноября 2018 г. N 18-КГ18-201.
В этом деле размер задолженности по кредиту, признанному общим долгом супругов, составил 826,8 тыс. рублей. Супруг-заемщик после расторжения брака из собственных средств осуществил погашение кредита перед банком на сумму 407,5 тыс. рублей и просил взыскать с бывшей супруги в свою пользу 203,8 тыс., т.е. половину суммы, направленной на частичное погашение задолженности.
Суд первой инстанции удовлетворил иск, а суд апелляционной инстанции отказал супругу-заемщику в удовлетворении исковых требований. По мнению апелляции, общий долг супругов в размере 826,8 тыс. рублей возложен на них в равных долях, в связи с чем долг каждого из них составляет 413,4 тыс. рублей. Соответственно, супруг-заемщик выплачивал свою половину общего долга по кредитному договору и не вносил на счет банка денежные средства с целью погашения кредитной задолженности бывшей супруги. На этом основании суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что требования супруга-заемщика основаны на неисполнении бывшей супругой вступившего в законную силу решения суда и им избран неверный способ защиты права.
Верховный Суд Российской Федерации, отменяя апелляционное определение и оставляя в силе решение суда первой инстанции, указал, что в силу п. 1 ст. 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон. По этой причине распределение долговых обязательств между супругами в установленном п. 3 ст. 39 СК РФ порядке не должно изменять условия ранее заключенного кредитного договора без согласия на это кредитора и заключения соответствующего соглашения.
Из смысла ст. 39 СК РФ следует, что общие долги супругов распределяются пропорционально присужденным им долям, т.е. в первую очередь подлежат определению доли супругов в общих долгах. При определении долей в общих долгах не производится раздел долга или замена должника в обязательстве, а устанавливается часть долга (размер доли), которую должник по кредитному обязательству вправе требовать с другого участника совместной собственности при исполнении обязательства полностью или частично.
Супруга должника не является стороной кредитного договора. Решение суда о разделе имущества и распределении общего долга не изменяло кредитный договор и не определяло долг каждого супруга перед банком, а только в соответствии с положениями п. 3 ст. 39 СК РФ распределило общий долг между супругами.
В связи с этим выводы суда апелляционной инстанции о погашении супругом-заемщиком только своей доли кредитной задолженности не основаны на законе.
По мнению Верховного Суда Российской Федерации, суд апелляционной инстанции не учел, что супруг-заемщик вправе требовать от бывшего супруга компенсации доли фактически произведенных им выплат по кредитному обязательству, которое возникло в период брака и обязанность исполнения которого после прекращения брака лежит на супруге-заемщике. Иное противоречило бы положениям п. 3 ст. 39 СК РФ.
При определении размера компенсации, причитающейся со второго супруга, по общему правилу учитываются только платежи, внесенные супругом-заемщиком в погашение кредита после расторжения брака, поскольку презюмируется, что погашение кредита в период брака (период совместного ведения хозяйства) осуществляется за счет общих средств супругов. Например, если большая часть платежей по кредитным договорам была произведена в период брака и совместного проживания сторон за счет совместных средств супругов, то взысканию со второго супруга подлежит половина денежных средств, выплаченных супругом-заемщиком со дня прекращения семейных отношений, а не со дня заключения кредитных договоров .
Однако если в период брака одним из супругов в погашение кредита вносились личные денежные средства (например, вырученные от продажи добрачного имущества либо имущества, полученного в браке в качестве подарка), то они должны учитываться как личное погашение долга, а потому в этом случае необходимо установить, какие суммы в общем кредитном обязательстве были погашены за счет общего имущества супругов, а какие - лично каждым из супругов за весь срок кредита.
В частности, как следует из Определения Верховного Суда Российской Федерации от 28 ноября 2017 г. N 71-КГ17-22, в ходе рассмотрения дела судом установлено, что 21 октября 2011 г. Митрофановым А.А. на расчетный счет Дрожжиной Е.В. внесены личные денежные средства в размере 2 млн рублей, полученные от продажи квартиры, принадлежавшей ему до заключения брака. Эти денежные средства были направлены на досрочное погашение части задолженности по кредиту, вследствие чего с ноября 2011 года размер ежемесячных платежей по этому кредиту уменьшился в два раза.
После прекращения семейных отношений Дрожжина Е.В. за период с февраля 2013 года по апрель 2014 года внесла в счет погашения кредита 1,8 млн рублей из личных денежных средств.
21 апреля 2014 года кредит погашен в полном объеме, общая сумма платежей, произведенных в счет погашения основного долга и процентов за пользование им, составила 5,2 млн рублей.
Платежи распределялись между сторонами следующим образом: 2 млн рублей выплачены за счет личных денежных средств Митрофанова А.А., 1,8 млн - за счет личных денежных средств Дрожжиной Е.В. и 1,4 млн - из общих средств супругов.
Таким образом, с Митрофанова А.А. в пользу Дрожжиной Е.В. подлежит взысканию не половина от суммы, уплаченной ею в погашение кредита после расторжения брака (т.е. 0,9 млн рублей), а сумма, определенная с учетом того, что Митрофановым А.А. за счет личных денежных средств было уплачено 2 млн рублей.
Весьма важное разъяснение применительно к общим долгам супругов содержится в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 г. N 48 "О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан" (далее - Постановление N 48).
Несмотря на то что это разъяснение помещено в текст документа, касающегося банкротства физических лиц, представляется, что его можно применять и к общим долгам супругов, независимо от введения в отношении их процедур банкротства.
В названном пункте указано, что согласно абзацу второму п. 2 ст. 323 ГК РФ солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью.
Поэтому само по себе распределение общих долгов супругов между ними в соответствии с п. 3 ст. 39 СК РФ, произведенное без согласия кредитора, не изменяет солидарную обязанность супругов перед таким кредитором по погашению общей задолженности. Указанная норма СК РФ регулирует внутренние взаимоотношения супругов, не затрагивая имущественную сферу кредитора.
Так, супруги должны добросовестно исполнять обязательства перед кредиторами согласно условиям состоявшегося распределения общих долгов (п. 3 ст. 1 ГК РФ).
В случае нарушения данной обязанности кредитор вправе потребовать исполнения обязательства без учета произошедшего распределения общих долгов; при этом супруг, исполнивший солидарную обязанность в размере, превышающем его долю, определенную в соответствии с условиями распределения общих долгов, имеет право регрессного требования к другому супругу в пределах исполненного за вычетом доли, падающей на него самого (подп. 1 п. 2 ст. 325 ГК РФ).
Необходимо обратить внимание на вторую часть последнего предложения процитированного пункта. При буквальном прочтении получается, что супруг-заемщик имеет право регресса к бывшему супругу только после исполнения солидарной обязанности по погашению кредита в размере, превышающем его долю (как правило, половина от общей суммы остатка долга).
Но такое толкование ставит супруга-заемщика в явно невыгодное положение при долгосрочном кредите. Представим себе ситуацию, что незадолго до расторжения брака супруг взял 30-летний ипотечный кредит.
При распределении долга в равных долях свою половину при неизмененном графике платежей он выплатит только через 15 лет, а потому сможет начать реализовывать свое право регресса к бывшему супругу не ранее этого срока.
Между тем в подавляющем большинстве случаев кредитные средства погашаются путем ежемесячных платежей.
Следовательно, начиная с первого месяца, следующего за месяцем, в котором брак был расторгнут (либо супруги прекратили ведение совместного хозяйства), супруг-заемщик, проведя предусмотренный графиком очередной месячный платеж, должен иметь право регресса ко второму супругу в размере исполненного за вычетом своей доли в этом платеже.
Иными словами, право на регресс необходимо связывать с погашением долга не агрегатно, а дискретно, по каждому платежу.