Юридический центр Анатолия Антонова
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская,
д. 11а, ст.1, офис 29
г. Самара, пр-т Карла Маркса, дом 192, офис 619
  • Галерея

ВС указал, когда брачный договор не освободит от уплаты долга

Верховный суд РФ рассмотрел вопрос о том, имеет ли право кредитор требовать возврата займа от бывшей жены должника, если в период действия кредитного договора супруги заключили брачный договор. Нижестоящие суды решили, что наличие брачного договора не позволяет произвести раздел совместно нажитого имущества экс-супругов для обращения на него взыскания. Однако ВС отменил эти решения, указав на определенный нюанс.

Согласно материалам дела, в 2014 году Сергей Матлак занял у Михаила Новикова 6 млн рублей, которые должен был вернуть через два года. При этом в 2015 году должник и его супруга заключили брачный договор, по которому гараж, дом и земельный участок перешли в личную собственность жены. В 2018 году пара развелась, и женщина продала все имущество. Должник не торопился возвращать деньги, поэтому Новиков обратился с иском в Щелковский городской суд Московской области. В ходе судебного разбирательства он уступил право требования по договору цессии некоему Сергею Русанову. В июне 2019 года суд удовлетворил иск и взыскал с ответчика около 15 млн рублей, включая проценты по договорам займа. Вот только денег для возврата долга у Матлака не оказалось.

Вскоре Русанов узнал о наличии брачного договора. Тогда он вновь обратился в суд и указал, что должник в нарушение закона не сообщил кредитору о его существовании. Истец просил выделить из общего имущества супругов долю должника и обратить на нее взыскание, а также признать ничтожным договор купли-продажи недвижимости и применить последствия недействительности сделки. Суд частично удовлетворил иск и на основании солидарной ответственности взыскал с бывшей супруги 13 млн рублей — половину стоимости проданного дома и земельного участка.

Мособлсуд не согласился с нижестоящей инстанцией и отказал в удовлетворении исковых требований. Апелляция решила, что наличие брачного договора не позволяет произвести раздел совместно нажитого имущества супругов для обращения на него взыскания. Суд отметил, что брачный договор был заключен в период, когда у Матлака отсутствовали какие-либо обязательства перед кредитором, потому что срок исполнения по договору еще не наступил. По мнению апелляции, это значит, что должник не обязан был сообщать Новикову о заключении брачного договора. Первый кассационный суд общей юрисдикции согласился с такими выводами.

ВС, изучив материалы дела, отметил, что согласно ст. 425 ГК РФ (действие договора) договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения. То есть в этом случае с момента передачи денег Матлаку. Поэтому выводы апелляции о том, что обязательство возникло у должника лишь с момента вступления в законную силу решения суда первой инстанции о взыскании задолженности, неверны.

ВС указал, что раз Матлак не сообщил Новикову о заключении брачного договора[1], то кредитор не связан изменением режима имущества супругов, а значит, наличие такого договора не является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований Русанова.

Решения нижестоящих судов были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

References
↑1 Согласно п. 1 ст. 46 Семейного кодекса РФ, супруг обязан уведомлять своего кредитора (кредиторов) о заключении, об изменении или о расторжении брачного договора. При невыполнении этой обязанности супруг отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора